Республиканец

    У Шукшина есть рассказ про сельского мужика, который понтами мог академика за пояс заткнуть. Республиканец очень походил на того мужика. В далёкие времена, когда компьютер назывался ЭВМ и ЭВМ мало кто видел, встретился Республиканец с Райским. Начался разговор.

    - Привет, Райский, как живёшь?

    - Регулярно, как врачи советуют.

    - Не женился?

    - Нет, пока.

    - Ну, если «регулярно» то жениться совсем необязательно. А ты где работаешь?

    - В Центре Управления Полётами (ЦУП). Программистом

    - ООО, Алгол, Фортран.

    Понты Республиканца не удивили Райского. Он понтам в том же детском саду учился, что и Республиканец. Райского поразил артистизм Республиканца. Умный вид, паузы, ударения. Всего то 2 слова, но как сказаны!!! Сколько потом не пытался Райский это воспроизвести, ничего не получалось. И хотя Республиканец с трудом среднюю школу закончил, а из программирования знал только 2 слова, он больше походил на сотрудника ЦУПа чем Райский. Хоть Райский и мог несколько дней про Алгол и Фортран говорить, но истинная сестра таланта это краткость. Такая интересная встреча порадовала Райского, но дальнейший разговор привёл Райского в шок.

    Республиканец сказал: «Я не понимаю, как можно повысить производительность труда». А для Райского повышение производительности труда казалось чем то вполне нормальным. Республиканец продолжил свою мысль: «Если станки работают, то как можно их ускорить? К нам на фабрику чехи станки привезли. А рационализаторы вставили ускоряющую шестерёнку. Станки вылетели. Чехи сначала удивились, но потом увидели шестерёнку. А это что это за твою мать? – спросили они. Им ответили, что это рацпредложение. Ну, тогда идите на фиг со своим рацпредложением – сказали чехи и свалили домой»

    Райский допускал, что Республиканец, как артист, лучше него. Однако Райский считал себя хорошим аналитиком. И так сильно обломался!!! Много раз он слышал про передовиков, которые в 30 раз превышают норму. И не обращал на это внимания. Если бы он приехал в село к Шукшину, то его бы там осмеяли, и поделом. Ну ладно мужики. Его ведь большевики обманули. Те самые большевики, которых Райский презирал. Райский всегда хвастался тем, что ему большевики мозги засрать не могут. А тут так влететь!!! Его двоечник Республиканец за пояс заткнул. Райский сокрушался примерно так же как Помпей, кусая локти, говорил о том, что недооценил Цезаря.

    Долго мучился Райский. Никак не мог понять, как его Республиканец обошёл. Но Райский всё таки был хорошим аналитиком. Он понял, что высшее образование очень качественно сношает мозги культурным людям. Ведь Республиканец не изучал ни политэкономию ни научный коммунизм. Он стоял у станка и видел что такое совковая норма. И у него мозги были свежие. Обрадовался тогда Райский тому, что он, изучая политэкономию и научный коммунизм, не стал дебилом. Далеко не всем закончившим высшую школу так крупно повезло как ему. Не зря профессор Преображенский советовал совковую литературу не читать. Она САМОГО РАЙСКОГО может дебилом сделать.

    Прошло 30 лет. Счастливый Райский увидел Республиканца и стал взахлёб рассказывать старому другу как он с гениями тусуетя и тайны Мироздания открывает. А Республиканец отвечает: «Не пойму я тебя, Райский. Зачем ты дрыгаешься на старости лет. Лежал бы себе на печи»

    Слова Республиканца не обидели счастливого Райского. Но никак не мог понять Райский почему его САМ РЕСПУБЛИКАНЕЦ не понимает. Республиканец, который не понимает Райского – это не Республиканец. Когда кандидаты и доктора от науки не понимают Райского, то это было легко объяснимо. Кандидаты и доктора высшую школу прошли и поэтому их тайны Мироздания не интересуют. В высшей школе они научились считать тараканов в квартире у Перельмана. Но мало кто из них спросит: «Что такое гипотеза Пуанкаре?» Высшее образование научило их не задавать вопросов детского сада. Задашь такой вопрос и все подумают, что ты не профессор, а двоечник. Для них гипотеза Пуанкаре - не проблема. Для них проблема – как от миллиона отказаться.

    Через 2 недели после той встречи Республиканец умер. Пить надо меньше. И тогда понял Райский, что 2 недели назад Республиканец уже не был Республиканцем. Жизнь ему уже была в падлу и даже гипотеза Пуанкаре его тогда не интересовала. Республиканец, не интересующийся гипотезой Пуанкаре – это не Республиканец.

    Да, таких людей по глупости теряем. А если бы он жил в здоровом климате, то был бы такой же жизнерадостный, как и Райский. Он бы выучил наизусть формулировку гипотезы Пуанкаре, потренировался бы перед зеркалом, и стал бы затыкать за пояс академиков, которые двух слов связать не могут.

    Наверное, в последние годы Республиканцу было совсем плохо. Может быть, он даже про Перельмана вообще ничего не знал. Но на Республиканце свет клином не сошёлся. Кроме него есть другие умные люди. Они хоть и не могут гипотезу Пуанкаре доказать но могут понять как можно от миллиона отказаться.

    И вот Райский спрашивает Акулу: «Как ты поступок Перельмана объяснишь?» «Очень просто» - отвечает Акула – «Перельман думает так: Я тут интересную теорему доказываю, а меня эти козлы какой то фигнёй отвлекают»

    А если Вы спросите Райского: «Где ты таких умников находишь? В академии наук?» то он Вам ответит «Какая там, на фиг академия. У Акулы даже высшего образования нет. Просто Акула ходил в тот же детский сад, что и Республиканец»

    Мало кто из выпускников того детского сада получил высшее образование. Но термин «К-теория операторных алгебр» они все знают. Все они выучили наизусть формулировку гипотезы Пуанкаре. И все единодушны во мнении: «Ты, Райский после детского сада не изменился. Как был Райским, так Райским и остался»

    

    А недавно жена сказала Райскому: «Куда ты на старости лет дрыгаешься. И рассказы твои – детский сад» В ответ Райский рассказал ей про Республиканца. Больше жена таких слов Райскому не говорит.

    Спустя месяц после написания этого рассказа Райский услышал окрик: «Привет Райский». Это был Марсианин, который сказал: «Да ты Райский писателем заделался. Одно дело читать про Пушкина или Перельмана, а другое дело про Республиканца который в доме напротив жил и которого я до детского сада знал» Хотя Марсианин и не имел высшего образования, но поступок Перельмана ему понятен. Марсианин не ходил в тот же детский сад что и Райский. Однако 7 лет, с редкими перерывами, Марсианин сидел с Райским за одной партой. И детство своё помнит не хуже Райского. Данный рассказ его очень вдохновил. Он намного чаще видел то, как Республиканец имеет делать умный вид.

    Лет 30 тому назад пришёл Марсианин к Республиканцу на работу. А там Республиканец сидит и щёки надувает. И вот машинистки принесли Республиканцу сломанную пишущую машинку. А отвёртка у Республиканца была изношенная. И винт не откручивается… «Это явление диффузии» - сказал Республиканец- «Спонтанное проникновение молекул одного металла в другой» Девушки – машинистки смотрели на Республиканца как на академика, а Марсианин с большим трудом сдерживал смех. А когда девушки ушли Марсианин сказал «Ты отвёрточку замени или напильником с торца подточи»

    У Марсианина очень хорошая память. И он, как и Райский видит, что Россия повторяет путь СССР. И им обоим совершенно ясно, что теперешняя Россия рухнет так же, как и СССР. Почему же этого не понимают образованные ровесники автора? Причины разные. Некоторые из них дорвались до госкормушки и их текущее положение устраивает. Это конечно хорошо, но это их не спасёт. Надо уметь смотреть дальше своего носа. У Райского очень хорошие друзья детства.