ЗАПИСКИ РУКОВОДИТЕЛЯ

ЗАПИСКИ РУКОВОДИТЕЛЯ

    В то, что можно утонуть во Мсте верят только те, кто сам утонул

    Иванков

    В это никто не поверит, потому что это чистейшая правда

    Иванков

    Матерые туристы обходят пороги, если не уверены, чайники никогда

    Иванков

    Наша туристская группа решила пойти в первый категорированный поход по реке Мста. Перед походом Садат сказал: "Будет мокрый снег." Но, откровенно говоря, больше всех холода боялся Иванков. В своем первом походе Иванкову пришлось холодную ночь спать в мокрой одежде. По этой причине во всех походах с 1977 по 1980 гг Иванков придерживался следующей тактики: когда начинался дождь, он раздевался до плавок, чтобы сберечь побольше сухой одежды на ночь. Он так намерзся в эти годы, что после этого любил свой гидрокостюм также, как Первый Турист свой спасжилет. Первый Турист на ночь клал мокрый спасжилет под голову, чтобы не украли.

    При подготовке к походу Иванков занялся снаряжением. Самой необходимой вещью является, конечно, спасжилет. Тем, которые в нем киляются, кажется что их держит вода, а не спаcжилет. Поэтому острую необходимость в спасжилете чувствуют только те, кто кильнулся без него. Иванков ни разу без спасжилета не килялся и важность его не ощутил. Но он полагался на опыт матерых туристов.

    Другой предмет снаряжения - каска. Причем каска не строительная, а хоккейная или мотоциклетная. Строительную струей срывает с головы. Хорошо, если просто сорвет, а не унесет вместе с головой. Иванков чувствовал необходимость каски, поскольку ударялся головой во время киляния на пороге Лестница. Если бы на нем каски не было, читатель, наверное, не увидел бы этих строк.

    Если поход происходит ранней весной или по горной реке, то необходим гидрокостюм, поскольку в холодной воде можно быстро замерзнуть. Однако десять лет назад туристы гидрокостюмы вообще не одевали. Поэтому Иванков решил, что можно и так. Во время подготовки к походу по Куре Дроздов с трибуны туршколы сказал: "В клубе гидрокостюмов мало. Делайте самодельные. Кто не сделает - в поход не пойдет. После этого народ клеил гидрокостюмы. Кто не успевал - клеил по ночам. Иванкова, надышавшегося бензином, которым обезжиривали склеиваемые поверхности, рвало. Но Иванков не Дроздов: он мог допустить путешествие на халяву. Поэтому Иванкову нельзя водить людей в походы.

    Помимо перечисленного снаряжения нужен нож, чтобы резать веревки, за которые может зацепиться турист при килянии. Но пользоваться ножом Иванков не умел. Об этом свидетельствует случай происшедший с ним на Куре в 1981г. Приведу выдержку из летописи этого похода.

    Иванков с Первым Туристом решили зайти в улов на пороге Борода, но свернули слишком круто, струя ударила в корму, откренки экипаж не сделал и "Салют", естественно, кильнулся. "Как Вы себя чувствуете, Николай Петрович ?"- спросил, заглушая шум воды, Иванков. "Нормально, Петр Роальдович"- ответил Первый Турист. "Салют" стало крутить в водовороте. Экипаж мог бы покинуть казенное судно, но тогда бы поход для Иванкова и Первого Туриста прекратился. "Вы видите, к нам идут спасатели на катамаране"- спросил Первый Турист. "Вижу"-ответил Иванков. Катамаран подошел к кильнувшимся. "Держи"- сказал Комиссар Иванкову и отдал спасконец. Иванков зацепил спасконец за обвязку и отдал весла Комиссару. Катамаран подошел к берегу, экипаж вышел на сушу и четверо мужиков тянули веревку пытаясь спасти судно и экипаж Иванкова. Тем временем количество зрителей увеличивалось. Кроме сорока участников туршколы, стоявших на другом берегу и Дроздова, хладнокровно, жестами показывавшего, куда надо тянуть, на терпящих бедствие смотрели пограничники в бинокли. Остановился "Икарус" набитый грузинами, которые высыпали на берег. Туристы заключали пари: "Утонет или не утонет байда." За Первого туриста никто не боялся. Он килялся много раз, килялся страшно, прошел Мсту и Куру по дну, но воды не боялся и до сих пор жив. Причиной его частых килей была в том, что он в детстве был напуган турбиной и после этого сильно заикался. Через десять минут после киля Первый Турист стал хлебать воду, кашлять и плеваться. Потом его зацепила за ногу спасательная веревка и потянула под байдарку. Иванков сразу схватился за кинжал, чтобы ее перерезать, но потом понял, что так он потеряет судно. Поэтому он без особых усилий оттянул веревку, которую держали четыре мужика. Наконец спасатели стали вытягивать судно. Первого Туриста оторвало струей. Капитана оторвало от судна последним. Первого Туриста быстро выбросило на берег. Верхняя половина тела лежала на берегу, вытащить нижнюю он был не в состоянии. Иванков, оторванный от судна, решил действовать согласно инструкции: плыть ногами вперед, лежа на спине, и отталкиваться от камней. Но этому мешала задняя емкость спасжилета, которая переворачивала капитана животом вниз. Он решил:" Хватит мне одной передней"-схватил кинжал и вспорол заднюю емкость. Все на берегу так и ахнули. Ножны Иванкова находились под передней емкостью, так что когда он возвращал нож одни решили, что капитан собирается вспороть переднюю емкость, другие подумали, что Иванков намерен выпустить себе кишки. "Кровь брызнула" - раздался чей-то голос. Иванкова развернуло в водовороте и он широкими взмахами поплыл к спасателям. Когда он на четвереньках полз по горло в воде по дну, Комиссар кинул ему спасконец и попал карабином по каске. Первый Турист долго лежал на берегу. Иванков же чувствовал себя прекрасно за исключением боли в животе от смеха, который он не силах был остановить. Этот случай потом приводился в последующих туршколах как классический пример того, как не надо делать. "Емкости надо беречь"-говорят матерые туристы.

    Река Мста сравнительно простая. На ней трудно кильнутся. Главное не выпендриваться. Однако в случае киля трудно быстро выбраться из холодной воды без помощи ЛАСа или катамарана. Культурист с Шадровым говорили что проходили порог Охта, который гораздо сложнее всех порогов Мсты. Но на Охте проще спасти человека, разумеется, если его не побило о камни или он не застрял в пороге. Тысячи чайников проходят Мсту и не киляются. Проходят и более мощные реки. Иванков два раза в 1977 и 1978 гг проходил Мсту в плавках без фартука, спасжилета, каски, гидрокостюма. Потом он хвастался перед своими подружками. "Но это не показатель"- говорят матерые туристы. Это не смелость. Смелость заключается в том, чтобы спасти товарища и самому, разумеется, не утонуть. Но этому, как любому другому делу надо учиться. Проход по Мсте без подготовки напоминает игру белых офицеров, заключающуюся в том, чтобы оставить один патрон в нагане, раскрутить барабан, приставить дуло к виску и с вероятностью одна седьмая застрелиться.

    Иванков при подготовке к походу обдумывал также тактику спасения. Он рассуждал так: двое кильнувшихся хватаются за обвязки двух байдарок, затем байдарки буксируют терпящих бедствие на берег, а один экипаж следует за кильнувшимся судном и пытается вытащить его между порогами.

    Перед походом Иванков узнал, что Культурист с Шадровым хотели идти без спасжилетов и позвонил Культуристу: " Леша, Мста река опасная, поэтому желательно, т. е. не желательно, а необходимо идти в спасжилетах." Смирнов, он же Культурист ответил: "Мы будем держаться за байдарку." " А если не выплывете? Течение там быстрое, нырять за Вами, сам понимаешь, бесполезно." Смирнов согласился. "Да нельзя быть такими эгоистами. Надо подумать о детях"- ответил он.

    Первыми на Ленинградский вокзал пришли Мясорубка с другом. Потом подошел Иванков, затем Сенкевич с другом. Из темноты появились огромные фигуры Диссидента, Культуриста, Шадрова. Иванков сказал Культуристу:" Привет Ку!" Последовал ответ:"Привет Про!" (Ку - сокращение от слова Культурист, клички, которую дал Иванков Смирнову за телосложение. Про - сокращение от Производитель (Племенной Мужик) - кличка, которую Перепелюк дал Производителю, видя как тот купается в холодной воде.) В поезд туристы погрузились нормально, хотя Мясорубка потерял один билет и с туристов пытались содрать деньги за багаж (туристское снаряжение багажом не является). Вся группа очнарила (курила) в тамбуре, затем легли спать. У Иванкова болел живот, и он пошел очнарить. В тамбуре встретил Мясорубку и сказал: "Хоть бы вода была поменьше." "Боишься ответственности"- сказал Мясорубка- "Никиту с Садатом надо рассадить и все будет нормально. " "Настоящий командир должен был дойти до этой мысли сам" - подумал Иванков. Перед остановкой Бологое проводник подошел к туристам и сказал: " Ребята, я уже не говорю о том, что Вы на тюфяках спите, однако за багаж должны заплатить. У Вас больше 35 кг на человека" "Давайте взвесим"- хотел предложить Иванков, но не стал дразнить гусей. "Идите к бригадиру" -сказал проводник. "Нам недосуг"- ответил Сенкевич- "Это туристское снаряжение." В пять утра поезд прибыл в Бологое, Бологое, Бологое. К удивлению Иванкова на вокзале оказалось только девять туристов: Садат, Дисседент, Сенкевич, друг Сенкевича, Мясорубка, Компрессор, Культурист, Шадрин, Никита. Как будет ясно из дальнейшего Иванкова нельзя причислять к разряду туристов. Иванков высказал предположение: "Туристов на вокзале нет потому, что река не вскрылась." Всюду лежал снег толщиной 21,5 см. Иванков с Дисседентом стали спрашивать рыбаков с вертушками: "Вскрылась ли Мста?" Те отвечали:" По ней уже не пройдешь." Тогда туристы решили обратиться в справочное бюро. Справочное бюро ответило: "Мста вскрылась, но на берегах снег. Палатку некуда поставить. Туристы сели в Сонковский поезд. Проводница предупредила:" За безбилетный проезд штраф десять рублей." Иванков подошел к теплой компании в поезде и спросил разрешения лечь на верхнюю полку. "Мы сейчас сами на ней будем спать."- ответил мужик с татуировкой. "Тогда я лягу снизу." "А внизу будет спать женщина." "Лягу рядом с ней." "Я с тобой не лягу. Ты толстый." Туристы заметили, что Компрессор едет на боковой полке ногами вперед, и посоветовали ему сменить положение. На станции Мста под негодующие возгласы пассажиров: "На субботник надо идти, а они ерундой занимаются", туристы выгрузили снаряжение. Проводница, держа красный флажок, спросила:" Ничего не забыли?" "Билеты взять забыли"- ответил Иванков.

    Читатель уже заметил, что почти на каждой строчке написано: "Иванков, Иванков.",как будто он является самой важной фигурой в походе. На самом деле это не так. Другие участники похода тоже делают важные дела: ставят палатки, готовят жратву. Только они это делают тихо, незаметно. Такие люди тихо спасают своих товарищей, тонущих в воде. В критические минуты принимают правильные решения. А рубахи-парни наступают на гвозди, тонут, пьют воду из реки так, что их, больных, другие тащат на себе. Причем видно того - кого тащат, того -кто тонет, а не того кто спасает.

    До реки добирались ходками: туда и обратно. Проезжавшие поезда гудели туристам, приветствуя их. Иванков, видя как Компрессор надувает изо рта волейбольную камеру, дал ему кличку "Компрессор". Культурист с Шадриным перепутали шпангоуты и им пришлось собирать байдарку заново. Первая стоянка планировалась ниже устья Березайки. Однако Березайки достигли быстро и Иванков решил идти дальше, до сарайчика, где балерина сломала ногу. До сарайчика так и не дошли. Когда Шадров спросил Иванкова, почему не остановились выше, Иванков честно признался в своей ошибке. Приведу полностью рассказ Иванкова, т. е. процитирую самого себя: "В 1977г ходил я с сегами по Мсте. Остановились около сарайчика с сеном. Тут подкатил на "Прогрессе" мужик с двумя бабами, большой специалист по вранью. Он представился как администратор ленинградского СКА и, в частности, Толи Карпова (тот тогда был чемпионом мира). Мужик говорил, что мы занимаемся фигней, а он, двигаясь на "Прогрессе" со скоростью 40 км/ч по реке шириной 4 м, управляет судном поворотом туловища, стоя на носу, а пороги - фигня. Он добавил, что при скорости 40 км, упасть в воду, все равно, что на асфальт. Женщины рассказывали похабные анекдоты. Затем мужик сказал:" Ребята, кто смелый, садись в лодку." В лодку сел Просвежитель. Мужик покатался с Просвежителем пять минут. Затем пригласил в "Прогресс" подругу жены. Лодка почему-то долго не заводилась. Жена мужика забеспокоилась и стала кричать:" Денис! Денис!" Лодка сразу завелась, минуту поработала, и Денис с подругой жены вернулись к костру." Денис сказал такую вещь: " Ребята, вы знаете, что ленинградский балет на льду самый лучший. Помните, как самая лучшая балерина (фамилию Иванков забыл, но это неважно) целый год не выступала. Она прыгнула с этого сарайчика и сломала ногу. После этого она сказала, что лучше Мсты нет мест." Денис добавил, что туристам лучше где нибудь постоять, чем рваться в пороги."

    В этот вечер Иванков решил, что группа не подготовлена к прохождению порогов, поскольку не у всех были гидрокостюмы, а самое главное, командир не был уверен в правильности проведения спасработ. Как известно, есть две тактики ведения спасработ: неправильная и правильная. При первой, командир бросается в воду и тонет вместе со спасаемым. При второй, командир командует с берега спасработами и никто не тонет.

    Приняв решение не вести группу в пороги, Иванков провел единственную спокойную в этом походе ночь. Наутро он сказал:" Мужики, мне нужно сделать официальное заявление. Группа в пороги не пойдет. Причина - не у всех есть гидрики. Но эта причина не главная. Главная - руководитель плохой: не обеспечил подготовку к походу и не может организовать спасработ." Народ загудел. "Мне нужно попробовать воду"- сказал Иванков - "Я открываю сезон." Иванкова попросили немного подождать, чтобы подготовить кинофотоаппаратуру, и пройти по снегу босиком для эффектного кадра. После того, как Иванков залез в воду он не чувствовал холода, поскольку был настроен очень решительно. Иногда в холодной воде у него захватывало дыхание. Теперь же он не чувствовал никаких неприятных эмоций и, только по команде с берега, ему пришлось выйти из воды. После него в воду зашел Культурист, но этого Иванков не видел, поскольку одевался. Никита сказал:" Мужики, хватит ссориться. Руководитель несет за группу уголовную ответственность. Вы что, хотите быть свидетелями на суде." Иванков возразил:" Так как маршрут не оформлен я уголовную ответственность не несу, однако моральной ответственности с меня никто не снимает." План дальнейших действий был таков: сначала дойти до стоянки, где Иванков был два раза, если там нет снега, то остановиться, в противном случае идти дальше. Мимо туристов проплывали большие льдины, на фоне которых сфотографировались два экипажа. Иванков увидел место очень похожее на знакомую ему стоянку, затем он понял, что это она и есть и дал команду остановиться. Далее он предложил пойти посмотреть Малый Порог. Узнав, что до Малого Порога семь километров, идти согласился только Никита. Иванкова с Никитой догнал Культурист и дал им жаренокопченую колбасу. В дороге Иванков с Никитой перемывали косточки начальству, Затем разговор перешел на более интересные темы, касающиеся элементарных частиц и гравитации. Наконец подошли к Опеченскому посаду. Иванков посмотрел на Малый Порог и чуть не отпал. Там где в 1986 году были огромные валы, теперь была ровная вода. Разведчики решили идти дальше. Вдруг они увидели автобус с номером МНЕ, катамаран, "Таймень" с обвязкой, палатку "Варта-3", пацанов у костра и мужика. Мужик спросил:" Вы ребята откуда?" "Из Москвы." "Мы тоже." "Видно по номеру"- сказал Никита. "Где вы встали?" "Десять километров выше." Далее Иванков стал задавать вопросы, касающиеся техники спасения. Сначала он попросил показать спасжилеты. Объем их был приблизительно равен 15 л. Ему показали также переделанные авиационные спасжилеты. они отличались от обычных тем, что имели поддувную заднюю емкость. Иванков спросил: " У нас у одного детский спасжилет. Он выдержит мужика?" "Выдержит." Иванков подумал: " Сам ходит в пятнадцатилитровых, а нам советует идти в детских." Иванков также спросил про гидрокостюмы. "Без них плохо"- сказал мужик- "Впрочем раньше ходили без них." Он добавил, что человек может продержаться на воде две минуты, а за это время можно успеть спасти. Он посоветовал держаться по две - три байдарки рядом и случае чего буксировать пострадавших. "Только не сворачиваете резко к берегу, а то спасателей самих кильнет"-добавил он.

    Тут Иванков вспомнил случай, произошедший с ним на Мсте в 1981г. На пороге Лестница кильнулись Андрианов с Дмитриевым. Их пошел спасать ЛАС Носова. ЛАС забрал Андрианнова и байдарку. Кузнецов сказал Иванкову:" Садись в байдарку!" Иванков подумал: "У байдарки снята стропа с фальшбортов. Может зацепить при килянии. Садиться в такую байдарку опасно. Но Кузнецов, хотя и любит зашибать, гораздо опытнее меня." Иванков сел матросом, Кузнецов - капитаном. Они подошли к Дмитриеву и стали буксировать его. Иванков пересилил Кузнецова и резко свернул к берегу. Только большой опыт Кузнецова спас байдарку от киля. С большим трудом Кузнецов удержал судно в вертикальном положении. Идти быстро к берегу при спасении - естественное желание каждого туриста, которое Иванкову так и не удалось побороть.

    Мужик сказал также, что выбраться на берег мешают кусты, однако для потерпевших это не помеха. Иванков тут же вспомнил рассказ Майти - Мауса о том, как Комиссара, зацепившегося в кустах, струей потянуло под воду.

    Иванков спросил:" Почему на Малом Пороге под мостом нет валов." "Они там есть."-сказал мужик и добавил-" Малый Порог находится не под мостом. Под мостом искусственное препятствие, вызванное опорами старого моста." Мужик также рассказал, что он инструктор, водит детей старше 13 лет. Со спасением у него нет проблем: спасает катамаран. "А Вас инструкторов часто сажают."- спросил Иванков. "Да, но чаще не из-за детишек. Правда недавно одного посадили: двух девочек утопил. А так редко. Все-таки пятнадцать лет не шутка."-сказал мужик и, показывая на маленького пацана, добавил: «Вот он сегодня проткнул Лестницу." "А сколько вы получаете?" "Раньше 120, теперь 240." "Сколько тебе лет?" "32" "Мне тоже"-сказал Иванков. "И мне"- добавил Никита, и они пожали руку мужику.

    На обратном десятикилометровом пути разведчики разговаривали об элементарных частицах и релятивисткой теории гравитации. Вдруг они услышали голоса, звавших их туристов. Иванкову показался голос Дисседента. На самом деле их искали Культурист с Компрессором. Компрессор спросил у Иванкова: "Если все пойдут, ты пойдешь ?" "Никто не пойдет"-ответил Иванков. На стоянке Никиту и Иванкова встретили восемь официантов. Они подали разведчикам чай, тушенку, блины и спросили Иванкова: "Пойдем ли в пороги?" "Подавайте предложения."-сказал Иванков-"Только с отработкой техники спасения." Друг Сенкевича предложил: "Пусть в каждом экипаже будет один в гидрике, а другой без." "Хорошо."-согласился Иванков-"Давайте отработаем этот вариант. Пусть здесь, на ровной воде кильнутся двое, причем один без гидрика, а остальные их спасают." "Не пойдет"-раздался ответ. "Но мое требование резонно?"-задал риторический вопрос Иванков. "Резонно"-ответил кто-то из команды и добавил еще несколько слов. "Вы странные люди."-заметил Иванков-" Боитесь ровной холодной воды и хотите идти в пороги. В общем предложений нет. Единственная Ваша возможность идти в пороги - это привязать меня к дереву." Иванков рассказал также про разговор с мужиком. Забыл только рассказать о том, что мужик водит шестиклассников. Кто-то сказал:" Одна баба Ла Манш вплавь преодолела." "Дайте мне эту бабу я с ней пойду в пороги"-ответил Иванков. Затем были долгие прения, и народ откинулся на боковую. Ночью Иванков хотел выкинуть весла, но потом решил, что лучше их спрятать. Сначала он спрятал два весла, затем - еще два, и всю ночь провел у костра.

    Первыми вылезли из палатки Сенкевич с другом, потом Культурист. Иванков их обрадовал:" Я выбросил весла." " Петя ты м...?"- спросил Культурист и добавил -" А ведь ты их спрятал." "Нет." "Спрятал." Культурист пошел искать весла, а Иванков увязался за ним." "Ты знаешь, что на Мсте киляться негде?"- спросил Культурист. "Знаю."-ответил Иванков. "А ты знаешь, что новичок-- теннисист обыгрывает мастера." Иванков в теннис не играл, но вспомнил о том, как с Первым Туристом, кильщиком, совершенно не владея техникой водного туризма, прошел "Мальвину" без киля, а гораздо более ловкие Комиссар с Голубцом кильнулись. Но это не повод, чтобы рисковать жизнью. Иванков сказал:"Ку, если ты скажешь, что пойдем до Опеченского Посада, я отдам Вам весла."

    Культурист подошел к лагерю и объявил:" Идем до Опеченского Посада." Иванков сказал, что спрятал весла очень хорошо и один найти их не в состоянии. Несколько человек пошли искать весла. Сенкевич обнаружил их около тропинки.

    Иванкову посоветовали хорошо подумать: может быть, он пустит группу в пороги. "Только Вы меня должны слушаться."- ответил Иванков. Иванков дал команду одеть спасжилеты и каски. Группа быстро исполнила команду. Сенкевич засунул надувную подушку под свитер. "Это что такое. "-возмутился Иванков и стал дергать подушку вверх, чем вызвал всеобщий восторг. Мясорубке и Компрессору Иванков сказал, чтобы те подвязали свои спасжилеты снизу. Те спросили:" Зачем? У нас они хорошо держатся." "Все подвязывают"- ответил Иванков. После похода Иванков спросил у Узурпатора: "Зачем нужно подвязывать спасжилет?" "Сорвет только так."- ответил Узурпатор. "Я так и думал"- сказал Иванков. Но попробуй, объясни это Мясорубке с Компрессором, которые в настоящую струю не попадали. Кроме того, участник должен беспрекословно подчиняться руководителю. Затем была команда держать дистанцию двадцать метров и идти в следующем порядке: сначала экипаж Иванкова, за ним Садаты, Мясорубки, Сенкевичи, Культуристы.

    До Опеченского Посада шли за счет течения. Иванков все время оглядывался, смотрел как идет группа. Дистанция не соблюдалась. Шли чаще всего пеленгом. В Опеченском Посаде остановились. "Какие будут мнения?"- спросил Иванков. Народ загудел: "Что за мнения?"

    - Как Вы шли?

    - Хорошо шли.

    - Вы не можете держать дистанцию на ровной воде. В порогах Вас разнесет на километр. Учтите, что там я не смогу все время оглядываться. Как Вы будете спасать друг друга?

    - Ты бы хоть объяснил, зачем нужно держать дистанцию.

    - Не всегда есть время объяснять.

    Тут Культурист начал командовать: "Все в байдарки. Никита остается." "Почему я"- сказал Никита -"Я не против идти." "Не садись."-сказал Иванков. "В байдарки!" "Из байдарок!" "В байдарки!" "Из байдарок!" "В байдарки!" Иванков встал на мостик, на котором стирают белье и предупредил: "Если сделаете хоть шаг, я утоплюсь." Он рассуждал так: "Топиться, конечно, не выход. Пока эта публика догадается спасать меня с байдарок я доплыву до середины реки. Вытащат они меня на берег 800 м ниже. В одежде я не замерзну. Правда с меня сползут тренировочные штаны, размокшие в воде. Когда они меня начнут спасать, я засеку время на водонепроницаемых часах и докажу им, что спасение на Мсте, даже на ровной воде, вещь трудная. Но все это ерунда. Они скажут: "Ты же остался жив." или "А мы киляться не собираемся." Лучше я поступлю так: когда они меня вытащат, я что-нибудь симульну. В таком состоянии можно даже особо и не симулировать. Заставлю их растирать меня водкой. Пока они меня дотащат до больницы, вопрос о порогах отпадет сам собой. Хорошо бы сейчас одеть спаcжилет и гидрокостюм. Каска тоже бы не помешала."

    Группа решила пойти смотреть пороги. Культурист с Другом Сенкевича остались лежать на траве. Между ними лег Иванков и все трое закурили. "Возвращаются."-сказал Иванков-"Но до порогов они не дошли. За это время можно было дойти только по воде." "Дошли"

    - ответил Культурист. Иванков рванулся к берегу, но ему на обе руки легли Друг Сенкевича и Культурист. "Сладили со слабым" - подумал Иванков - "Что бы они делали, окажись на моем месте Узурпатор." Подошел Диссидент и сказал: "До порогов мы не дошли. До них три километра." "Доставайте веревки!"- скомандовал Культурист-"Никита, через час ты его развяжешь." "Петя, если мы без тебя уйдем, ты не утопишься, обещаешь ?" - спросил Друг Сенкевича, имени и фамилии которого Иванков не знает до сих пор. "Обещаю." Диссидент сфотографировал на слайд лежащего Иванкова.

    Лежа Иванков рассуждал так: "Вдруг они действительно бандиты. Но все равно высшей меры не заслужили. Кроме того, в Советском Законодательстве не предусмотрен такой вид казни, как замораживание в холодной воде. В конце концов зачем я ломаю себе голову над тем, что должен решить Суд. А до суда я обязан довести их живыми. Лучше меня в спасработах никто не разбирается. Диссидент, Культурист и Шадрин хоть и были на Охте, хоть и ловчее меня, но не знают даже, что такое обвязка. Когда они меня привяжут, я им прочитаю инструкцию. Заставлю Мясорубкy привязать снизу спасжилеты, надеть обвязку. Скажу, что убью Культуриста и Мясорубку, если те пойдут на Лестницу посередине. Все равно пойдут. Свой гидрокостюм никому не отдам, поскольку он по моему размеру и одевать его кому-нибудь другому - увеличивать риск. Садата с Никитой рассаживать не буду, так как они привыкли друг к другу. В случае чего мы с Диссидентом вытащим их за шиворот. Они легкие. После того как дам инструкции скажу, чтобы меня отвязали. Не забыть бы чего-нибудь важного. Все равно забуду."

    "Мужики, дайте закурить"- попросил Иванков. "Тихо."- сказал Друг Сенкевича-" Петя курить хочет." Иванкову вставили в рот сигарету "Астра" и зажгли ее. "Возьмите рюкзак Диссидента и достаньте из него обвязку."-скомандовал Иванков. "Мужики, хватит ссориться"- сказал Дисседент-"Сходим с маршрута." Иванкова отпустили и спустились чуть ниже по реке, поближе к автобусной стоянке.

    Тут на Иванкова обрушился поток таких ругательств, каких он не слышал за всю свою жизнь. Иванков попросил говорить по очереди, так как он записывает. Народ приказал сжечь летопись. Из гидромешков достали две бутылки водки. "Настоящий руководитель не допустил бы пьянки, но я не настоящий"-подумал Иванков и подставил кружку. Пусть лучше попадут в трезвяк, чем кто-нибудь утонет. Иванкова схватили за руки за ноги и бросили в воду, которая показалась ему очень теплой. Восторгу стоявшего на берегу пятилетнего пацана не было предела.

    "Да, я ошибся. В такой теплой воде никто бы не замерз"- подумал Иванков и закричал- "Собирайте байдарки идем в пороги." Народ засмеялся, но в пороги не пошел. "Вы избрали неверную тактику. Меня надо было напоить, и тогда бы я на все согласился. А здорово я Вас наколол."- сказал Иванков и засмеялся. Все остальные засмеялись тоже. Ругательства в адрес Иванкова прекратились. Гестаповцы, подвергшие заключенного самой страшной пытке прекращают его пытать, потому что он все равно не расколется. Только Компрессор все время говорил Иванкову: «Петя, посмотри на мою пьяную рожу. Ты этого хотел?" Мужики решили, что водки мало, зато в Опеченском Посаде можно было купаться в самогоне. Культурист бегал за местными бабами. Иванков бы тоже с удовольствием за ними побегал, но, к сожалению, успел протрезветь.

    Быстро сели в автобус и пытались из его окон пьяными глазами, в темноте старались рассмотреть пороги Мсты. Быстро сели в поезд. Проводница, увидев Компрессора, вызвала бригадира, тот милиционеров. "Вот десять человек."-сказала проводница -" Половина пьяные." На самом деле трезвыми были только Садат и Никита. "Кто старший?"-спросили милиционеры. "Я"-ответил Иванков.

    -Вы в нетрезвом виде?

    -Да.

    -Почему?

    - В целях профилактики. Мы путешествовали по реке. Пришлось искупаться.

    Читатель уже заметил, что Иванков рассказал милиционерам чистую правду.

    - Документы есть?

    - Нет.

    - Как мы сможем узнать кто Вы?

    - Задержите меня на предмет выяснения личности.

    Милиционеры переглянулись и ушли.

    На этой строке вдохновение писателя исчерпалось.