Пьяная река

    Туристы водники называют Алаза́ни пьяной рекой. Данный рассказ подтверждает это название. Вообще про Грузию и грузин ходит много мифов и легенд. Со стороны Грузия кажется абсурдом. На самом деле везде есть своя логика. И во время первого путешествия по Грузии Летописец и его друзья стали эту логику понимать.

    Летописцем водные туристы называют, человека который ведёт судовой журнал. Во всех походах, где участвовал Летописец, он всегда был летописцем. В походе по Алазани Летописец не вёл журнала, надеясь восстановить события по памяти. И вот спустя 28 лет он их восстанавливает. Яркость и необычность событий сделала эту задачу совсем простой. «За границей всё необычно» - сказал один грузин Летописцу.

    А это был 1980 год когда для попадания в Грузию было достаточно купить билет на поезд Москва – Тбилиси и сесть в него. Однако уже при посадке были проблемы. Поезд имел № 13 вагон № 13 а туристы имели места 12, 13 и 14. Но проблемы были не в Тбилиси, а в Москве. Поезд подали с опозданием и не все успели в него сесть. А трое провожающих не успели его покинуть. Они вышли в Туле. Грузины везли в поезде разные вещи, включая унитазы. В плацкартном вагоне мужчины уступали нижние места женщинам. Летописец сказал женщине – грузинке, что уступил бы ей место, но место 13 е. Женщина сама не согласилась спать на сочетании 13 – 13 – 13 и ей уступил нижнее место другой мужчина, которому Летописец с садистской улыбкой предложил 13 – 13 – 13. Довольный Летописец лёг снизу надеясь, что поход будет счастливым. Так и произошло. Грузинка угостила туристов сулгуни, но от угощений, предложенных ей туристами, отказалась. Эта черта грузин Летописцу не нравится. Сами угощают, а когда им предлагаешь – отказываются. Зато у грузин есть очень хорошая черта. Они ни разу не спросили туристов о зарплате. Честно говоря, такие вопросы всегда достают. Очень неприятно, когда торговец или работник автосервиса начинает с высокомерием советского спрашивать инженера о его зарплате. Не твое собачье дело. Грузины спрашивали другие вещи. Когда они узнали, что Летописец работает в ЦУП, а Красная Шапочка в КБ Илюшина, то грузины спрашивали про космонавтов и самолёты.

    Летописец ехал в поход больным и кашлял. Утром пожилой человек сделал Летописцу массаж и болезнь прекратилась. Проводник – грузин давал чай и сахар без ограничения. Однако в середине 1 го дня и то и другое закончилось. На второй день поезд ехал по территории Грузии. Тогда Абхазия входила в Грузию и на остановках были надписи на трёх языках. На каждой остановке в вагон заходили новые пассажиры, а некоторые пассажиры выходили. Зашёл грузин – дембель. Летописец спросил его, показывая на деревья: «Это что, берёзы?». «В Грузии нет берёз» -ответил дембель и сказал как называются эти деревья. Тугой на слух Летописец название не запомнил. Потом вошли две женщины. От них туристы стали узнавать грузинские слова. Про дембеля они сказали, что он странно говорит. Дембель ответил, что в детстве не знал грузинского языка, но когда стал юношей, то захотел родной язык выучить и выучил его. Рядом сидел другой мужчина, тоже не знавший грузинского языка. Оказалось он – армянин. Он сказал, что хранит овощи в подвале. Женщины удивились: «Они же сгниют». Он ответил, что у него подвал в Армении. «Если в Армении то да» - согласились женщины.

    Для большинства жителей России существует понятие: «Лицо кавказской национальности». Однако одно кавказское лицо может иметь искаженное понятие о другом кавказском лице. До похода один адыгеец сказал Летописцу, что если грузин выйдет из за стола, то его уже за стол не пустят. Но сухие грузинские вина действуют круче, чем пиво. Во время грузинского праздника надо раз десять выйти из за стола в туалет. Когда идёшь по Кодори то обязательно абхазцы, что нибудь украдут. А у грузин воруют только дети.

    Многие москвичи, когда смотрят фильм «Кавказская пленница» или «Мимино» говорят: «Такого не может быть. Это абсурд». Но во время двухнедельного путешествия туристы увидели и «Мимино» и «Кавказскую пленницу» вместе взятые. Рассказ Летописца очень однобоко отражает Кавказ. Да любой рассказ, книга и даже многотомник, написанный про Кавказ является очень однобоким. Как можно понять Кавказ из книги, когда сами лица кавказской национальности его не понимают. Они могут не понимать то, что происходит в соседнем селе. В том селе тоже кавказская национальность, но не та. И эта национальность с твоей национальностью враждует, и ходить туда страшно. А есть на Кавказе села, где 100 национальностей рядом живут и друг к другу в гости ходят и всем селом справляют.

    А тем временем Летописец с удовольствием наблюдал из окна за свиньями с треугольными ошейниками. Он сразу понял, что ошейники надевали для того, чтобы свиньи не заходили на огороды. Перед тоннелем женщины сказали Летописцу драматическую историю. Тоннель проходили с двух сторон. Инженер тоннеля обещал застрелиться, если тоннель не сойдётся. И застрелился. Но он поторопился. Через несколько дней тоннель сошёлся. Женщины были научными работниками и занимались чаем. Весь свой чай они отдали туристам. Они сказали, что они как и все грузины, чай не пьют, и возят его с собой, чтобы дарить. На вопрос: «А что Вы пьёте?» женщины угостили туристов мочары. Мочары – это недобродившее вино с пузырьками. Что то среднее между вином и газировкой. Туристы словили от него настоящий кайф. Грузинки угостили туристов сулгуни и травами. Грузинские травы сначала вызывают отторжение, но вскоре к ним привыкаешь и потом без них нельзя обойтись. Дембель сказал Летописцу, что лучше всего в Тбилиси приезжать ночью. «Ночные огни Тбилиси очень красивые» - объяснил он.

    Итак, поезд с Курского вокзала прибыл на Боржомский вокзал. Выйдя из поезда, туристы растерялись. Кругом ходят кавказцы. Многие в кепках аэродромах. В Москве всегда кавказцы вызывают обоснованное опасение. Однако в Москве в основном обитают грузины – бандиты. А в Тбилиси настоящие грузины. Самые первые шаги по Тбилиси вызывали крайнее удивление. В одном магазине лаваш стоит 40 копеек, в соседнем 50. Сейчас в России это норма. Но в 1980 году это было как гром среди ясного неба. Тогда можно было целый день искать в Москве батарейки за 40 копеек к приёмнику и не найти их. В Грузии за двойную цену они продавались везде, даже в столовых. Туристы купили билеты до Телави и сели в ночной поезд. Вы можете увидеть Телави в фильме «Мимино».

    Поезд приехал в Телави в 4 часа утра, и тут произошло поистине фантастическое событие. У вокзала стояли автобусы по всем направлениям. Когда автор едет днём к тёще то автобус трогается в тот момент, когда останавливается электричка. Потом приходится 2 часа ждать другого автобуса, который отменяют и так далее… Туристы сели в автобус. Летописец увидел, как грузин разговаривает с Геной и Красной Шапочкой. Это вызвало тревогу. «Что ему надо?» - подумал Летописец. Потом увидел, как его друзья улыбаются. Летописец подсел поближе. А грузин мило расспрашивал туристов и говорил, что они правильно сделали, что решили путешествовать по Восточной Грузии. Для туристов это была река, а для грузин, которые никогда по этой реке не сплавлялись, это была Восточная Грузия.

    Уже потом Летописец при расспросах грузин говорил, что хотел увидеть Грузию. И на самом деле река рекой, но и без реки Грузия очень интересна. Резко она отличается от Казахстана, Украины, Латвии, Литвы, Карелии и Камчатки. А река оказалась действительно пьяной. Населённые пункты на реке названы в честь вин: Ахмета, Цинандали, Телави, Напареули, Гурджаани. А долина, по которой она течёт, названа в честь вина «Алазанская долина».

    Гена спросил грузина: «А сколько надо платить за билет?» И тут произошёл облом. Грузин не знал что ответить. То есть, конечно есть определённая госцена за билет, которую никто не знает. Но если бы шофёр работал по государственным законам, то пассажирам пришлось бы полночи стоять на остановке. Автор понял, что пассажиры платят водителю столько, сколько считают нужным. Если Вы остановите попутную машину в России, то некоторые водители могут Вам сказать: «Платите столько, сколько Вам не жалко». А какой в этой совет может Вам грузин в Грузии? Может быть, он сам готов водителю (тогдашние) 100 рублей заплатить, а у Вас нет 100 рублей. Грузин наконец сообразил: «Он с Вас дэнэг не спросит».

    Грузия была примером капитализма в отдельно взятой стране. Этот капитализм был кривым и уродливым. Но даже он не заставлял людей стоять ночью на остановке или бегать по Москве в поисках батарейки.

    Автобус дошёл до остановки, которая тоже называлась в честь вина Ахмета. На вопрос туристов водитель ответил: «Дла Вас бэсплатно». Летописец спросил грузина с мотоциклом: «Где река?» Грузин не ответил. Туристы подумали, что возможно это враждебность. На самом деле грузин просто не знал русского языка. Другой грузин показал дорогу. Туристы шли по разбитому шоссе. Мимо с бешенной скоростью проносились машины и каждый раз гудели рядом с туристами. Туристы шарахались от каждого гудка. Не знали они тогда, что грузины их не пугают, а приветствуют. Гудками грузины выражали свой восторг. Во время путешествия по Куре, когда гудели не только машины, но и поезда Летописец радостно махал рукой в ответ на приветствие.

     Туристы несли тяжёлую поклажу и вдруг сзади услышали стук. Сзади была столовая с большими стёклами. Грузины стучали в стекло и жестом показывали: «Заходи». Сами грузины были с кавказским бородами и лицами абреков. «Что делать?» - подумал Летописец: «Даже если мы бросим вещи и убежим, то нас всё равно поймают». Решили идти в столовую. Грузины налили чачи и предложили туристам сказать тост» Тогда Летописец не умел говорить тосты. Было 7 октября и Летописец сказал: «За день конституции». Закуской было варёное мясо. Позже Летописец говорил такие тосты, что сами грузины удивлялись продолжительности его речи и при переходе к следующему тосту говорили: «Ты очень хорошо говоришь кацо. Но дай другим сказать».

    После столовой Летописец понял, что окружающая обстановка не враждебна, а чрезмерно дружелюбна. На реке к туристам подошёл старый пастух. Звал туристов к себе. Туристы предложили ему чай. «Чай не люблю» - ответил пастух: «Люблю водка, спирт». Потом пошли два пацана. Один дал Летописцу фрукт. Когда Летописец попытался его съесть пацан замахал рукой и закричал: «Ара!» «Ара» по грузински означает «Нет». Пацан поднёс фрукт к носу. Летописец понял, что фрукт есть нельзя. Возможно он даже ядовитый. Этот фрукт предназначен для того, чтобы его нюхать. А запах был очень оригинальным. Оригинально было также то, что в Грузии есть фрукты не для еды, а для понюхивания. Пацаны ушли, а туристы стали проверять всё ли они собрали. Куда то делась удочка. Туристы обнаружили её за поворотом реки, выше по течению в 15 метрах от стоянки. Там же оказался пакет сублимированного мяса. Летописец сам был Раменской шпаной, сам воровал, но такого оригинального способа воровства не знал. Получалось, что пацаны ничего не украли. Просто туристы забыли часть вещей на берегу. Именно это пацаны скажут своим родителям, когда те спросят: «Откуда удочка?».

    Наконец туристы сели в ЛСН (лодка спасательная надувная). Она отличается от ЛАС (лодка аварийная спасательная) тем, что у неё на дно сверху ставится фанера. У ЛАС дно надувное. Выйдя на реку, Летописец увидел сказочную картину. Вокруг реки виноградники и леса – джунгли с огромными деревьями. А вдали горы с заснеженными вершинами. На левом берегу из за перелеска выглянули, какие то ребята в грузинских шапках, но похожие на русских. Видя, что мы не грузины они стали смелее. Летописец спросил: «Что Вы там делаете?» Мы от грузин прячемся, нам пришлось в Биркиани целую неделю квасить. Биркиани был выше по реке, чем Ахмета. Там был такой обычай. Если туда приходили туристы, то их не отпускали до того, как придут другие. Кроме шапок в Биркиани туристам подарили много других вещей на память. Да, русским часто приходится прятаться от грузин. Но не только русским. Примерно через год Летописец был в Гори и спросил экскурсовода: «Вы согласитесь, что есть грузины, которым нельзя пить. Что они делают?» Экскурсовод ответил: «Они приходят на праздник, потом делают вид, что отходят на минутку и затем прячутся». Кстати любой грузинский экскурсовод после экскурсии предлагает экскурсантам выпить с ним.

    В тех местах Алазани часто разливалась на мелкие ручейки и ЛСН садился на мель. Туристам приходилось вылезать из лодки. Это очень доставало. На одной из мелей на туристов в прямом смысле сзади стал наезжать грузовик ЗИЛ. Бампер ЗИЛа остановился рядом с касками Летописца и Красной Шапочки. Из ЗИЛа высунулась довольная грузинская рожа, рот которой спросил: «Вас подтолкнуть ребята?» Такой специфичный юмор был неожиданностью, однако теперь сам Летописец взял его себе на вооружение. Через год на Куре когда туристы из туршколы обносили байдарки около порога Борода к ним подъехал грузовик и водитель сказал: «Эта машина в Вашем распоряжении». Оказалось, что незадолго до этого мимо туристов проезжал местный босс. Видя, что туристам тяжело, босс прислал им в помощь машину.

    Первая стоянка была в живописном месте. Но дров не было. По джунглям с лианами не пройдёшь, к тому же на лианах колючки. На берегу были сухие прутики. Топор их не рубил. И сломать их было трудно, они очень хорошо гнулись. Но как они горели! На нескольких прутиках удалось сварить ужин и чай. Когда стемнело, туристы увидели иллюминацию светлячков. В Подмосковье ночью иногда увидишь одного светлячка, реже двух, а тут их больше чем звёзд на небе. И звёзд на небе тут намного больше чем в России. И мышей. Ночью мыши, не стесняясь, бегали по туристам. А звёздные ночи очень холодные. Грузинки чаеводы в поезде удивлялись: «Зачем Вам телогрейки?» Но туристы лучше их знают, зачем в Грузии они нужны.

    Утром пришлось вынимать мышей из продуктовых мешков. И тут на стоянку вышло стадо коров. Если бы не Летописец они бы всё растоптали. Но Летописец не только писатель. Он ещё и актёр, начинавший входить в образ. Для этого здоровался с каждым береговым грузином: «Гомарджоба» Не все грузины отвечали. Летописец понял, что грузины в барашковых шапках и с овцами – не грузины. Это айзеры. «Гомарджоба» айзеры понимают, но не откликаются. Тогда ещё автор не решился сказать им «салям алейкум». Начинающий актёр не может тянуть две роли одновременно. А грузины едят шашлык из свинины, хотя многие думают, что грузинский шашлык сделан из баранины.

    На левом берегу грузины махали туристам рукой. Гена и Шапочка решили пристать. Летописец сказал: «Не ищите лишних контактов, вы ещё наплачетесь и как Шурик в дурдом попадёте». Тем временем грузины стали махать не рукой, а бутылкой. «Теперь бутылкой машут сказал» - сказал Летописец. Он хотел избежать лишней пьянки, но Шапочка и Гена поняли его по-другому и теперь Летописец уже не мог их остановить. Пришлось пристать.

    На берегу было три грузина интеллигента и две русских жены. Технология спаивания у грузин одинаковая. Они наливают и говорят: «Хочешь пей, а хочешь – не пей». Потом говорят такой тост, за который нельзя не выпить. Автор запомнил первый из них: «Я был на Украине и увидел плакат, на котором была изображена рука, которая держит колоски. На плакате было написано «Целую эти руки»» Далее в тосте было подробное описание разных специальностей, которые очень нужны. В общем, это был тост за тружеников. Конечно, можно было бы за тружеников и не пить. Но когда так красочно описаны героические профессии этих тружеников. Когда начинаешь осознавать, что если бы эти труженики не трудились в поте лица, то на Земле бы была Сахара и даже не Сахара, а Кин Дза Дза, то грех не выпить. Как Вы понимаете, Летописец попал в свою истинную стихию демагогии. Фигурантами его тоста стали Маркс и Аристотель, римляне и греки, Моисей и Будда, Нельсон и Нахимов, Суворов и Сталин, Наполеон и Багратион, Александр Македонский и Чапаев, Гай Марий и Жуков, Грибоедов и Байрон, Юрий Долгорукий и Вахтанг Гаргасали. Но все эти персонажи не были, где то там далеко. Они непосредственно влияли на участвовавших в пьянке грузин и русских. Дослушав Летописца, грузины сказали: «А ты знаешь Петя, что твой тёзка Пётр I, был грузин?» Летописец об этом не знал. Знал он, что отец Петра был из рода Гедиминовичей. Летописец даже забирался на башню Гедиминаса в Вильнюсе. Но в советские времена трудно было знать Историю. Тогда многие историки считались буржуазными и их книги не продавались. Когда коммунистическая цензура была отменена, Летописец прочитал следующее по своего тёзку:

    ========================== Цитата ================================

    Место, где родился величайший человек России, остается до сих пор неизвестным. В московском ли Кремле? Во дворце села Коломенского, названного русским Вифлеемом? Может быть, в Измайлове? На этот счет нет ни одного точного указания. Физически и духовно Петр совсем не походил на своих старших братьев и сестер, слабых и хилых, как Иван и Федор, как и сама царевна Софья. Да мог ли Алексей, подтачиваемый смертельной болезнью, передать сыну такое изобилие сил, богатырский рост и железную мускулатуру? Кто же тогда? Немец-хирург, заменивший своим сыном девочку, родившуюся у Натальи? Придворный — Тихон Никитич Стрешнев, человек скромного происхождения, недавно возвысившийся благодаря женитьбе Михаила Романова на красавице Евдокии?

    Как-то, Петр, опьяненный винными парами, захотел доискаться истины. «Этот по крайней мере», воскликнул он, указывая на Ивана Мусина-Пушкина, «знает, что он сын моего отца. Чей сын я? Не твой ли, Тихон Стрешнев? Не бойся, говори, говори, а то удушу тебя..,»

    «Батюшка, смилуйся. Я не знаю, что отвечать... Я был не один...»

    Чего только не рассказывали!

    ======================= Конец цитаты =================================

    Ну, уж если даже Тихон Стрешнев не знает, кто отец Петра, то совершенно очевидно, что отец Петра не немец, а грузин.

    Потом сказал тост грузин, приехавший без жены. Он плохо знал русский и говорил по грузински. Русские жёны перевели содержание тоста, на русский. Тост был про народы Советского Союза. С точки зрения продолжительности тоста он был очень длинным. А с точки зрения подробного описания народов Советского Союза, тост был очень коротким, и вместе с переводом, составил примерно 1/5 тоста Летописца. Хотя и тост Летописца отражал очень маленький фрагмент Всемирной Истории. По окончании грузин сказал: «Выпьем за народы СССР». «Даже за армян» - добавил грузин, сказавший тост про целование рук. Потом грузины пригласили туристов к себе. Летописец трезво ответил: «У нас много вещей, в машины не влезут». Но грузины стали настаивать. Туристы стали распаковываться и тогда стало очевидно, что вещи в машину не влезут. «Извините нас ребята. Не поминайте лихом» - сказали грузины и уехали.

    Пришлось снова собирать и упаковывать вещи. Когда собрались спускать ЛСН в воду, стоявшие рядом пацаны крикнули: «Ара, Сэчас мы взрыват будем!». Взрыв сопровождался столбом воды. Затем пацаны выловили сачками много рыбы. Гораздо больше рыбы уплыло кверху брюхом, вниз по течению. На реке туристы встретились с мужским экипажем ЛАСа. Так же как и у ЛСН экипаж ЛАСа может состоять из 2х или 3х человек. В ЛАСе сидели двое ребят из КБ Яковлева. У одного из них было хорошее зрение, и он увидел вдали грецкий орех. Дерево было диким, но орехи были полноценными. Рядом с ним Летописца укусила пчела. Это был второй укус пчелы полученный им. К счастью, в отличии от третьего укуса, он был не в глаз, а в ногу.

    Два экипажа подошли к очередному мосту. Там стояло три смешанных байдарочных экипажа. Смешанный экипаж состоит из двух человек капитана - мужчины и матроса – девушки. Сейчас такие экипажи назвали бы не смешанными, а гетероориентированными. Но в 1980 году этот адекватный термин мало кто знал. Экипажи были не только гетероориентированными, но и семейными, а возраст семей был пенсионным. Они уже целый день стояли у моста и посоветовали туристам, съездить во дворец Чавчавадзе. Там же Вас экскурсовод вином напоит. «Нас тут три группы. Одна группа будет караулить – остальные поедут».

    Красная Шапочка подошёл к своим коллегам. Коллеги рассказали, что в отличие от ЯК 40 крыло ЯК 42 сделали стреловидным. Хотели повысить скорость новой машины. В результате существенно увечилась необходимая длина взлётной полосы и расход топлива. Сильно снизилась грузоподъёмность, а скорость увеличилась на 1 км/ч. Экипаж ЛАСа шёл из Биркиани. Они сказали: «Тут гораздо лучше, намного меньше квасить приходится, а в Биркиани – гроб с музыкой».

    На следующий день лагерь караулил экипаж ЛАСа. Остальные туристы сели в автобус до Телави. Он остановился напротив памятнику Ираклию II. В «Мимино» мимо Ираклия II проезжал Фрунзик и умную вещь говорил. Если Вы перейдёте через шоссе, по которому ехал Фрунзик, то подойдёте к чинаре. Этой чинаре 800 лет. Семейные экипажи измерили её периметр. Он оказался равным шести обхватам. Помощь экипажа ЛСН для измерения периметра не потребовалась. Интересно, что будет через 800 лет.

    Потом пошли в местный музей. Старый экскурсовод показал внешнюю панораму. Потом задал вопрос: «Вино? Водка? Чача?». Летописец ответил: «Мы сначала музей изнутри посмотрим». Экскурсоводом внутри была молоденькая девушка, которая показала много интересных вещей и рассказала о них. В Грузии не принято, чтобы женщины приглашали на выпивку незнакомых мужчин. Мимо старого экскурсовода удалось прошмыгнуть.

    Затем туристы стали осматривать Телави. В нём было много типичных совковых построек, но были чисто грузинские дома и сооружения. Вы можете их увидеть в фильме «Мимино» недалеко от эпизода торговли кепками. Следующим пунктом был Цинандали. Там герой войны против Наполеона, князь Чавчавадзе построил свой прекрасный дворец. А дочь князя Нина вышла замуж за Грибоедова. И Нина и Грибоедов похоронены в Грузии.

    Но в автобусе совершенно невозможно было понять, где находится Цинандали. Мужчины грузины пользуются автобусом только тогда, когда едут с вокзала. Туристы спрашивали женщин: «Это Цинандали?» Понять, что отвечали женщины, было совершенно невозможно. Женщины не были глупыми, просто они плохо понимали русский язык.

    Цинандали туристы проехали и приехали на конечную остановку. Рядом был памятник павшим воинам. В Грузии их очень чтят. Летописец сказал: «Ребята надо валить отсюда. Если мы здесь задержимся, то точно во дворец Чавчавадзе не попадём, а выпить Вы можете где угодно, даже в Цинандали, у вас ещё потом голова болеть будет». Однако Шапочка с Геной не прореагировали. Туристы были быстро обнаружены. Два грузина с 3х литровой банкой вина, затащили их на телефонную станцию. Один из них был парикмахером, другой - телефонистом. Обоих звали Володя. Не только грузины, но и киргизы придумывают себе псевдонимы, которые русским легко запомнить. Летописец спросил их настоящие имена. Первое было не только трудно запомнить, но и выговорить. Второе имя было Мевлодий. Мевлодий сказал, что у него имя редкое. В Алазанской долине два Мевлодия, один из них здесь, а к другому надо 2 часа на машине ехать. Сначала была чача, затем – вино. Красная Шапочка спросил телефониста, как он работает:«Ты что, сидишь здесь на АТС?» Телефонист ответил: «Зачэм мнэ здэс сидэт. Что у мэня других дэл нэт. Но если такой хороший компания здэсь собэротся, то почему бы мнэ здэс нэ посэдэт». «А твоя жена не будет возражать, что ты с нами пьёшь?» - задал вопрос Гена. «Я её убъю» - ответил Володя: «Жэншына нэ должна мэшат». И тут Гена задал Володе совковый вопрос, от которого у автора всё перевернулось: «А сколько ты получаешь». Володя не врубился. Потом Гена с Шапочкой стали пояснять: «Сколько денег в день получает Володя». Через некоторое время Володя нашёл адекватный ответ: «А сколко мнэ надо, столко и получаю». Радости Летописца не было предела. Туристы стали жаловаться на женщин, которых они спрашивали про Цинандали. Грузины засмеялись:«Нашлы кого спрашыват». Ситуация с женщинами в Грузии была типичной. Они могли истолковать вопрос туристов по разному. «Знаете ли Вы где находится Цинандали?» «Есть ли в Грузии населённый пункт Цинандали?» «Где можно купить вино Цинандали?» Потом Володя парикмахер сказал: «Мы можем отвезти вас на реку на шашлыки или в Цинандали. Но в оба мэста сэгодна нэ успээм» Шапочка с Геной выбрали реку.

    Оказывается свинина вещь не простая, её ещё и правильно выбрать нужно. Есть свинина хорошая, а есть плохая. За хорошей свининой поехали на машине Левона. Машина одного Володи недавно разбилась, машина другого была в ремонте. За рулём сидел Левон. Когда проезжали Цинандали Володя сказал: «Петя тэпэр ты можешь сказат, что в Цинандалы был». «А я теперь уже второй раз в Цинандали» - ответил Летописец. Эта фраза привела грузин в восторг. Вдали виднелся дворец Чавчавадзе. Машина мчалась с бешеной скоростью. Стоявшая впереди курица, с испугу замахала крыльями и полетела. Она летела не в бок, а улетала от догоняющей её машины. Потом она своими куриными мозгами сообразила, что надо свернуть. Все были в восторге. «В Грузии даже курица – орёл» - сказал Летописец. От этих слов грузины аж подпрыгнули на месте. В дороге стали рассказывать анекдоты. У грузин сильно развито чувство юмора. Когда то автор читал, что испанцы не любят и не воспринимают анекдоты про сумасшедших. Оказалось, что грузины тоже не любят анекдоты про больных и убогих. Мясо пошли покупать не в магазин, а в частный дом. Но оно грузинам не понравилось. «В трэтый раз в Цинандалы едэм» - сказал Володя. Цинандальская свинина понравилась грузинам, и машина поехала к реке.

    На реке грузины увидели две другие группы и решили их тоже пригласить. Гена с Шапочкой стали говорить грузинам, что это группы другие и люди там чужие. Летописцу такие разговоры были не по душе. Ведь мы сами едим и пьём нахаляву. Грузины рады принять всех. А мы русские, говорим про русских, что они нам чужие. Некрасиво это. Кроме того если придут другие, то нам меньше вина достанется. А вина было очень много. И шашлыка. Много тостов.

    Но часть их Летописец, спрятавшись в кустах, пропустил. Когда он вернулся, Володя сказал: «Петя я тост сказал». «Ну скажите ещё раз и я выпью» - ответил Летописец. Он увидел как лица грузин помрачнели. Тост дело святое, а тут «ты повтори, а я выпью». Ведь Летописец смотрел «Кавказская пленница» и видел, как подают тост в трёх экземплярах. Не по грузински это. Но тут Володя нашёл прекрасный выход из положения. Наверное, он тоже вспомнил «Кавказскую пленницу». Он сказал: «Я повторю, а мы все выпьем». Можно и в трёх и в десяти экземплярах тост произнести и выпить.

    Тем временем взял слово инженер из КБ Яковлева. Его тост, наполовину состоявший из матюгов, был про Грузию. Говорил он качаясь. Конец тоста был: «За Грузию. За Сталина». После тоста Летописец и матрос ЛАСа отнесли инженера, капитана ЛАСа в палатку. Летописец посоветовал матросу не возвращаться.

    С грузинами остался только экипаж ЛСН. Гена стал опираться на руку, затем на локоть. После этого лёг, не реагируя на внешние сигналы. Автор вместе с грузинами отнёс его в палатку и надел на него спальный мешок. Только тогда понял Летописец насколько тяжела работа сотрудников морга. «Как тяжело одевать трупов» - подумал он. Тем временем Володя сказал: «Петя мы видим, что ты мухлюешь. Правильно делаешь. Всегда один должен быть в трезвом рассудке. Мы бываем в московских ресторанах, но всегда один из нас там трезвый. Роль трезвого обычно выполняю я. В Москве жестокие законы. Если не будет одного трезвого, то нас обдерут как липку и ещё в околоток посадят» Тем временем Красная Шапочка стал опираться на руку, на локоть и лёг. У Летописца уже был опыт упаковки безжизненного тела в спальный мешок. «И эти дураки думали, что им вина не хватит» - подумал Летописец.

    Грузины сели в машину и поехали. «Как они вообще стоят на ногах, они же не мухлевали» - удивился Летописец. А инженер КБ Яковлева стал ночью метать харч. Утром пришлось стирать палатку и сушить её. Экипаж ЛАСа решил прервать поход. Они в отличие от экипажа ЛСН ещё и Биркиани прошли. Метание харча в палатке было последней каплей. Семейные экипажи ушли раньше. Больше мы их не видели. Байдарки намного быстроходнее, чем ЛСН или ЛАС.

    Погода испортилась. Ночное небо перестало быть звёздным. И ночи перестали быть холодными. Но дожди шли ночью и ранним утром. А днём было неплохо. В середине дня светило Солнце. По глупости туристы стали есть виноград. Он вызвал повторное опьянение. Даже не опьянение, а головную боль. Туристы вылезли на берег и легли. На другом берегу ехал грузин, на двухколёсной арбе. Арбу тащил осёл, а грузин был одет как абрек. И пейзаж адекватный. Типичная картина XIX века. Абрек спросил: «Ви откуда рэбьята» «Из Москвы» «Я там служил, плывитэ ко мне моими гостями будэтэ» Туристы ничего не ответили. Им даже говорить было трудно. Абрек некоторое время постоял и поехал. Через час туристы аклемались и пошли дальше.

    Вдруг они услышали скуление собаки. Берег был обрывистым, а собака запуталась в лианах. Туристы решили её спасти но чуть чуть не успели. Собака оторвалась. Секунду сквозь воду была видна её шерстистая спина. Летописец не ожидал, что собака может так быстро утонуть. Он думал, что собаки вообще не тонут. Было очень жалко собачку. Потом туристы увидели свисавшее над водой дерево. Гена решил пойти под ним, но сидевшие на корме мясорубки его пересилили. Но Гена был организатором похода и руководителем. Он хотел идти в составе 10 человек. Но никто из них не пошёл. Его жена Люся заболела, а у других были важные дела. И тут вдруг Летописца совки не приняли в аспирантуру и ему не пришлось сдавать осенний экзамен, а у Красной Шапочки появилась халявная возможность на две недели слинять с работы. Гене было 30 лет, Шапочке – 25, а Летописцу - 24. Решили пойти под дерево. Но под деревом были лианы с колючками. Пришлось сквозь них прорубаться. Потом часть вещей осталось в лианах и потом эти вещи было трудно достать. Хорошо, что ничто не утонуло. «Если бы течение под деревом было сильнее с нами бы случилось тоже самое, что случилось с той собачкой» - сказал Летописец. После этого, когда Гена предлагал очередную авантюру Шапочка и Летописец напоминали ему ту собачку.

    Летописец предложил не останавливаться у следующего моста. Если бы туристы не остановились у предыдущих мостов, то грузины вытащили бы их ЛСН сами. Но у следующего моста вода была глубокой и сухопутные грузины ничего не смогли бы сделать. Однако Гена с Шапочкой быстро забыли прошлую головную боль и остановились. Перед мостом сидел парни моложе 30. Они отмечали рождение первенца одного из членов их тусовки. У них было две металлических чашки с шашлыком. Чашка, которая стояла рядом с Летописцем быстро опустела. Грузины сделали рокировку чашек. Вторая чашка тоже быстро опустела. Пришлось заполнять чашки новым шашлыком. Гена стал спрашивать грузин про виноград. Один из них стал объяснять Гене, что столовый виноград давно отошёл. А винный есть можно, но он невкусный. «Зачэм выноград, когда выно есть» - сказал Летописец. Грузины аж передёрнулись и один из них ответил: «Харошие слова говорышь, кацо». Затем сидевшие рядом с Летописцем молодые пьяные дураки решили покататься на ЛСН. Летописец не мог объяснить им, что они могут утопить вещи лодку и утонуть сами. Вода коварна. Два дурака сели в лодку и проплыли под мостом. Ниже моста пили вино старики. Увидев дураков они залаяли на них по грузински. Была долгая жёсткая перебранка. Дураки послушали стариков и причалили. Старики долго лаяли им вслед. Всё это сильно напоминало фильм: «Бриллиантовая рука»

    К сожалению, Летописец не попал к старикам. Со стариками пили Шапочка и Гена. А старики праздновали очень большой праздник – миллион лет Алазани. Вообще праздники у грузин каждый день, и все праздники большие. Грузин никогда не будет праздновать день козлодоя. А миллион лет Алазани это не шутка. Его один раз в миллион лет празднуют. «Почему миллион лет Алазани?» - спросил Шапочка. «А ми так решылы» - ответили старики. И мясо у стариков было самое лучшее, а Летописец его не попробовал. Потом был тост про Алазани и старики вместе с Геной и Шапочкой встали перед ней на колени. Да, конечно, один раз в миллион лет можно и перед рекой на коленях постоять.

    А в это время Летописца поймала группа медиков из Тбилиси. Они приехали на реку в машине скорой помощи. В основном там были женщины. Две женщины – в чёрном. В Грузии траур длится год, и целый год женщина ходит в чёрном. Однако она может ходить на праздники, а также петь и танцевать. Но в чёрном. Летописцу предложили чачу. «Ара. Мочары» - ответил уже наквасившийся Летописец. «Мочары – напиток для женщин» - сказал один из участников попойки. «Пусть для женщин, но я не хочу идти вслед за Шуриком в дурдом» - подумал автор. Кругом было много интересных блюд. Курица с грецкими орехами и т.д. Конечно, Летописец был поддатый. Но при этом изображал из себя ещё более поддатого, который вообще ничего не соображает. Ему подали очередное неизвестное блюдо. Это явно была не рыба и Летописец это прекрасно понимал. «Это что, рыба?» - спросил Летописец. Взрыв хохота. «Какой рыба. Баклажан» - объяснили автору. Но в баклажан были добавлены такие вещи и естественные красители, что этот баклажан не по виду, не по вкусу, не по запаху, не по осязанию, не определишь. Определить его можно было только по слуху, услышав объяснение грузин. Каждое произнесённое Летописцем слово на грузинском языке вызывало восторг. К компании подошёл Красная Шапочка. Грузины, так же как и украинцы - очень музыкальный народ. Женщина в чёрном смастерила из бумаги расчёски губную гармошку и стала играть лезгинку. Пришлось Летописцу с Шапочкой танцевать. У Летописца в кармане был охотничий нож – универсал, наследство деда. Из за него спадали тренировочные штаны. Это вызвало восторг. Летописец достал нож и положил на землю. Это вызвало ещё больший восторг. Другая женщина в чёрном присоединилась к танцующим мясорубкам. Русские, когда прощаются, долго стоят в дверях. Грузины быстро собрались и поехали. Вслед им Летописец и Шапочка сказали: «Нахвамдыз». «Нахвамдыз» - ответили грузины.

    Ночевали туристы у пастухов. Красную Шапочку один грузин посадил в машину и увёз в неизвестном направлении. Темнело. Одному мальчику понравился фонарик Гены. Гена подарил фонарик мальчику. У пастухов была хижина с двумя комнатами. Вход в каждую из них был вход с улицы сквозь дверные проемы без дверей. В одной из комнат был чёрно белый телевизор, через который Шеварнадзе говорил по грузински. «Петя ты знаешь Эдуарда Шеварнадзе?» - спросили Летописца. «Лично незнаком» - ответил Летописец и потом рассказал про Шеварнадзе много интересных вещей. Пастухи с удовольствием слушали. Потом по телевизору стали показывать пляски. Пастухи повскакали с мест, тоже стали плясать и потащили плясать туристов. В этот вечер пляски по телевизору показывали несколько раз и каждый раз грузины вскакивали вместе с туристами и присоединялись к телевизорным пляскам. Один старый грузин объяснил: «Грузыны всакие эст. Эст харошие, эст пляхые» «Правильно» - подумал Летописец: «Грузины - бандиты живут не только в Москве, но и в Тбилиси». Затем он сказал: «Русскые, арманэ, грузыны – хрыстыанэ, а вот эты гробанные айзэры – мусулманэ»

    Тут у Летописца мелькнула интересная мысль. Грузин интеллигент снисходит до того, чтобы за армянина выпить, а грузин пастух армянина братом считает, но живущего в соседнем селе айзера – инородцем. Тосты были не очень долгими. Для длинных тостов надо много книг читать и путешествовать. Пастухам в этом отношении не повезло. Однако тосты были более оригинальные, чем у интеллигентов. Один пожилой грузин сказал: «Давайтэ выпъем за тэх кто сыдыт. Я сам сыдэл. И сэйчас многа хароших лудэй сыдат» При этом сидевший рядом молодой грузин изобразил четырьмя пальцами решётку. Этот жест позволил непонятливому Летописцу сообразить, где сидят хорошие люди. А за тем откинувшийся хороший человек задал Летописцу совершенно идиотский вопрос: «Петя ты п…ду лубишь?» «Зачэм спрашиваэшь? Всэ кацо её лубят» - ответил Летописец. Грузины аж подскочили: «Молодэц кацо!!!». Роль кацо была сыграна на 300%. Кончился шашлык и пришлось послать в ресторан гонца на лошади. Он бы не кончился, если бы не было гостя – Летописца. Летописец вышел на улицу, сказав: «Я вернусь».

    Обратную дорогу преградил пожилой грузин, спросив: «Зачэм тебе туда идты?» «Я обещал вернуться» - ответил Летописец. «Аны нэ будут тэба искат» - ответил грузин. Всё правильно, Летописец и сам не хотел пить. А ребята там хоть и не злобные, но дураки. Напьются, устроят дебош, таких дураков и в Раменском много. Роль сыграна, зрители устали, пора идти спать. Вспомнив про Раменское, Летописец подумал о том, что и там такие же глупые вопросы задают. Там тоже зэков хорошими людьми называют. И не играл он роль кацо. Хотя он много книг прочитал, но всё равно раменской шпаной остался. А с грузинским акцентом каждый дурак говорить может. Для этого не надо быть Станиславским с Немировичем Данченко. В первый раз в походе лёг Летописец в одежде на кровать и укрылся спальным мешком. А блокировавший проход грузин, принёс три толстых одеяла и накрыл ими Летописца сверху. Потом зашёл другой грузин и спросил у Гены: «Ви подарылы маему сину фанарык?» «Да» - ответил Гена. Грузин вышел. Больше никто не заходил.

    Утром приехал Шапочка с большой бутылкой молока. Это был настоящий кайф!!! Шапочка сказал, что ехал на машине по сёлу и увидел большое здание. Он спросил: «Это что, школа?» «Какой школа. Частный дом» - ответил хозяин. Дома хозяину прислуживали жена и дочь, ничего особого хозяин не рассказал, но сам слушал Шапочку с большим интересом.

    Сейчас никого особняком не удивишь. А в 1980 году согласно системе Суслова максимально допустимую высоту дома определяла «партия». Однако и у прадедушки Летописца особняк был. Потом его большевики именем революции конфисковали. Затем прабабушка от голода умерла. Умерла она не одна, а вместе с большевиками, которые особняк конфисковали. А потом особняк в школу переоборудовали. Хотя это всё в прошлом, но оно и в будущем может повториться. Тем временем поход продолжался.

    Гена с Шапочкой пошли за виноградом. Встретили девушек, которые виноград собирали. «Рвите сколько хотите» - сказали девушки. «Жаль, что столовый виноград отошёл» - добавила бригадирша. А тракторист сказал: «Вы возьмите корзину». «Мы её не донесём» -ответили туристы. «А я вас на тракторе довезу» - ответил тракторист. Он не просто довёз но и на полудамбу въехал, чтобы туристам короче дорога до палатки была. «Я так и знал, что он на полудамбу заедет» - сказал Шапочка. Все мы тогда знали что грузины – максималисты. Мимино, дав последние 10 копеек сакзал: «Сдачы нэ надо» За это грузины Летописцу и нравятся, хотя он и сам такой.

    Поход близился к концу. С берега раздался оклик без акцента. На берегу была хижина, а рядом баба и мужик непотребного вида. Наконец, туристы встретились с местными русскими. «Крючки есть?» - спросил мужик. Туристы рыбу не ловили, их грузины рыбой угощали. И вообще они только треть взятых с собой продуктов съели. Все крючки, лески и удочку туристы отдали мужику. «Мы ссыльные» - сказал мужик – «И нам здесь не нравится, Всё как то не так». «Тут вино хорошее» - сказал Шапочка. «Оно быстро приедается» - ответил мужик. Он был очень рад тому, что русских увидел. «Русских я вижу только на лодках» – сказал мужик – «От них и крючки, а рыбы здесь много».

    Может быть, и Летописцу было бы в Грузии тяжело. А может быть, он нашёл бы в ней второе Раменское? Кто знает.

    Дальше была предпоследняя стоянка. Рядом с ней лежал больной поросёнок. Что с ним делать? Тут подошёл грузин с ружьём. Туристы лучше знали грузинский, чем он русский. Кое как, спросили про поросёнка. Грузин предлагал зарезать или выкинуть. Потом забрал его к себе. На самом деле у него этих свиней, как собак не резанных. Он не сильно с ними парится. Они живут своей жизнью, но умирают не от старости.

    Когда стемнело, Ладо пригласил туристов к себе. Он показал на себя и сказал: «Ладо». «А мы бродяги» - сказал Гена. Ладо понравилось слово «бродяга». Наверное, это было первое слово на русском языке, которое он запомнил. Ладо приготовил шашлык из свиной печени. И вино у него было супер. Вечер прошёл очень интересно. Ладо говорил тост, который мы не понимали из за плохого знания грузинского языка, потом все кричали «Ура» и пили. Следующий тост был на русском языке и опять «Ура» и опрокидывание стаканов. В темноте Летописец мухлевал. А Гена увидел початок кукурузы и стал спрашивать Ладо, можно ли её есть. Ладо не врубился. Шапочка с Летописцем на русском языке говорили Гене, чтобы тот не позорился, ведь Ладо этой кукурузой свиней кормит. А Ладо откровенно не понимал, что хочет Гена. Тогда Летописец сказал: «Гена представь что ты, интеллигент в очках, приехал в Гадюкино, где коровы траву жуют. Ты спрашиваешь у пастуха - алкаша, можно ли тебе траву пожевать. Я не уверен, что он тебя адекватно поймёт. Но действия пастуха в отношении тебя будут адекватными. Я бы сам на месте пастуха также с тобой поступил».

    Довод Летописца оказался убедительным и Гена перестал домогаться кукурузы. Хорошо, что Ладо не знал русского языка. Утром худые собаки Ладо подошли к туристам. Возможно, ими двигало любопытство, а может быть они почувствовали непривычное для них дружелюбие человека. Относительно большая собака съела мышь, которую туристы достали из мешка с продуктами. Летописец кинул ей кусок сахара – рафинада. Собака не врубилась. Тогда Летописец засунул рафинад собаке в пасть. Собака выплюнула. Тогда Летописец схватил двумя руками пасть собаки и помог разжевать рафинад. И тут произошло озарение. Собака с удовольствием грызла куски рафинада, которые ей кидал Летописец. А относительно маленькая собака на сахар не реагировала. Красная Шапочка пытался обучить маленькую собаку, но безуспешно. «Плохой ты педагог» - сказал Летописец. Потом он стал кидать куски рафинада один за другим и, видя как его грызёт собака, радостно приговаривал: «Моя школа». Потом он взял собак в две руки и сфотографировался с ними. Шапочка не смог удержать обеих собак в руках и снялся с одной маленькой.

    Течение было слабым и пришлось сильно напрягаться вёслами. К мосту подошли в темноте. Рядом был вагончик. Из него вышел мужик. «Можно поставить палатку?» - спросил Гена. «Пожялюйста, Пожялюйста» - ответил мужик, а Летописца удивил акцент. «А дрова?» «Пожялюйста, Пожялюйста» - второй раз сказал он и показал на сухие ветки рядом с вагончиком. «Цкали?» - спросил Летописец. «Алозани» - так же коротко ответил мужик. «Странный мужик. Бутылку не поставил» - удивился Шапочка.

    Утром пацаны объяснили, что мужик – айзер. Хоть и айзер, но слово «Цкали» знает. А ниже по течению (на водохранилище) айзеры – рыбаки туристов рыбой угощают. От моста шёл автобус до Рустави. В автобусе женщина стала расспрашивать туристов. «Мы приехали посмотреть Грузию» - сказал Летописец. Женщина сказала, что была в Москве и ужаснулась. Там было на каждой двери по три замка и цепочка. И вообще там люди друг друга боятся. И на самом деле боялись и сейчас боятся. Но если от Москвы на 100 километров отъехать, то можно найти деревню, где двери на замок не запирают.

    В Рустави Летописец не стал водителю глупых вопросов задавать, а дал три рубля. Водитель кивнул. Да, теперь для Летописца Грузия не чужая, а второе Раменское. Через год в Гори незнакомый грузин, увидев Летописца с друзьями, распростёр объятия. Летописец сделал то же самое. Так и шли они, растопырив руки, друг навстречу другу, пока не обнялись. А друзья в это время от грузин шарахались. От Рустави ехали до Тбилиси поездом. Из окна было видно, какая она разная, Грузия.

    В Тбилиси на метро поехали на телефонную станцию, чтобы домой позвонить. «Смотри, немцы» сказал Шапочка, указывая на женщин пенсионного возраста. «Ду бист дойче?» - спросил автор, исчерпав при этом 50% своих знаний немецкого языка. «Найн. Шведен» «Дую спик инглиш?». Дальнейший разговор был на известном всем английском. «Мы тоже путешественники» - сказал Летописец коллегам. «А Вы учитесь или работаете?» - спросили шведки. «Мы инженеры – электронщики?» - был ответ. «Вау». Советские инженеры – электронщики две недели не брились и были одеты в обгоревшие телогрейки. На остановке Шапочка сказал: «Гуд бай» «Гуд бай» - повторили Летописец и шведки.

    На Боржомском вокзале один мужик говорил: «Грёбанный этот Тбилиси. Всё здесь не так. Был здесь три дня. Век бы его не видеть». Тогда начались 80 е годы и в Тбилиси происходила научная революция. Разрабатывались принципиально новые методы лечения эпилепсии. Сейчас эти, разработанные в Тбилиси методы, весь Мир использует и улучшает. Многое сделано, но ещё больше сделать предстоит. Так что и в Грузии есть люди, которые много книг читают. И с одним из них Летописец через 16 лет после похода познакомился.

    А через 16 лет на конференции по астрофизике в Ватутинках был доклад, посвящённый силам, связанным с барионным числом. Председатель конференции сказал: «Сколько нужно героизма для того, чтобы проводить такие исследования в Грузии». Докладчик был этнический армянин. Он делал оборудование из подручных средств. Один из участников конференции пожаловался на плохое финансирование Российских учёных. А армянин рассказал как в Грузии от голода известная всему Миру женщина – астроном умерла. «А сколько в Грузии мясо стоит?» - спросил армянина участник. «Не знаю, я мясо шесть лет не ел» - ответил армянин. «Но и Вавилов в сталинской тюрьме от голода умер, не дописав книгу про растениеводство» - подумал автор. В Грузии люди с голода умирали в то время, когда мхедриони для защиты её национальных интересов особняки конфисковывали.

    

    А сейчас в России стоят особняки. Может быть, их надо конфисковать во имя России?