Цицерон

    В городе Глупов был городничий, который умел произносить только одну фразу «Не потерплю» А другие фразы городничему не нужны. Можно и без них. Мой первый начальник был примерно таким. И не только мой, мне многие мои друзья о похожих начальниках рассказывают.

    У меня был одноклассник Володя. Семь лет я учился с ним в одном классе. И за эти годы между нами было примерно 2 – 3 разговора из нескольких слов. Мне с ним было неприятно разговаривать, потому что мне казалось, что он очень надменный. Недавно я с ним встретился после 40 летнего перерыва и понял, почему он мне казался надменным. Он ответил на 2 – 3 моих вопроса, а потом замолк. И полностью меня игнорировал. Наверное, за 5 минут общения я из него вытянул слов больше чем за 7 лет.

    Я знаю Володю с 1 класса, и даже в 1 м классе в его лице было что старческое. Сейчас я понимаю, что у него было, что то неправильное в области челюсти. Может быть, из за этого он носит усы. И речь Володи и раньше и сейчас была, какой то необычной невнятной.

    Я вот сейчас думаю, что возможно, из за дефекта челюсти ему было тяжело говорить. Может не был он заносчив, а раздражался из за того что его говорить заставляют. Точно не знаю, но такое возможно.

    Володя был отличником. А я не был. Не был им в частности, потому что для меня то что мы проходили в школе было БОЛЬШОЙ ГЛУПОСТЬЮ.

    У нас был учитель Сергей Нилович. Все ученики и в первую очередь я считали его дураком. Я медленно писал и Нилович удивился тому, что запоминал несколько предложений.

    И Нилович сказал моим родителям, что я очень живой и мне надо быть как Володя. Ну и отец, совершенно не анализируя сказанное, перебросил это мне. Мои возражения он слушать не стал. Очень часто мнение детей для родителей равно нулю. Но после этого случая отец перестал быть для меня авторитетом. Как может быть авторитетом тот, кто, не задумываясь, повторяет глупости.

    Нилович был прав в том смысле, что в совке именно молчуны считались умными. Пушкин писал «С учёным видом знатока хранить молчание в важном споре» То есть дефект челюсти мог стать предпосылкой блестящей карьеры. Для Цицерона косноязычие стало предпосылкой карьеры, потому что он это косноязычие преодолел. А тут даже не надо косноязычие преодолевать. Тут преодолеешь косноязычие и сразу перестанешь казаться умным.

    Но совок – это бедность души. Мне отец говорил, ты выдавай информацию маленькими частями, остальное прибереги на будущее. Это очень похоже на совковый магазин, где продавец припрятывает товар. Если бы я так жил я бы вряд ли бы сделал 1% того что я сделал.

    Володя стал регулировщиком аппаратуры. А если бы не попал в совок, то возможно стал бы Цицероном. Но совку Цицероны не нужны и возможно, поэтому Володя не боролся с косноязычием. У меня было много умных одноклассников, которые не пошли в ВУЗ потому что у них не было мотивации. И сейчас я вижу рядом с собой ребят, которым меньше 30 у которых нет будущего. Но они САМИ вынесли себе приговор. САМИ для себя решили, что у них нет будущего.

    Но и у меня не было будущего. И если бы совок не рухнул, то я бы унёс свои знания в могилу. Но совок рухнул и мои знания пригодились.

    Кто же в конечном счёте прав? Для этого нужно ждать тысячелетия. А чтобы не ждать, лучше к истории обратиться. Люди победили неандертальцев, потому что строение челюсти неандертальцев не позволяло им говорить.